19:02 

Versus. Гл.1. Глубокий черный цвет(Пролог)

Westerna Boyd
1772г.
Последние два года она жила запершись в своей комнате. Она никого туда не пускала, даже отца. Только служанка ходила к ней, чтобы принести еду, да и ту оставляла под дверью. А так, дверь в ее покои была заперта, и целых два года мы и звука оттуда не слышали.
И, конечно, мы не могли знать, что она больна, и поняли, что что-то не так только тогда, когда коридор, куда выходила дверь ее покоев, наполнился неприятно- сладковатым едким запахом. Отец позвал дворника, тот выломал дверь, и мы увидели ее.
Она лежала на кровати, раскинув руки. Глаза у нее закатились, рот открыт. Кожа покрылась серыми пятнами. И этот запах, ужасный, невыносимый. Запах грязи, пота и смерти. Мы не знали, сколько она пролежала там, горничная сказала, что больше недели носила ей подносы с едой, но та ничего не забирала. И все кругом покрыто пылью, везде пыль, толстый, мутный слой пыли.
Младшего брата вывернуло на ковер. Старший положил свою изящную руку на плечо отца, прижавшему ко рту надушенный платок. Успокаивал его. Я стояла позади, у самой двери, не решалась пройти дальше. К своему ужасу я не чувствовала ничего, кроме ужасного запаха, мне хотелось бежать, скрыться, только, чтобы не чувствовать больше эту мерзкую, липкую вонь.
Мне казалось, я не понимаю, что этот, начавший разлагаться труп, и есть та женщина, что произвела меня на свет. Я не видела ее два года, я забыла, как она выглядит, и сейчас в этих исказившихся чертах я не могла найти ничего схожего с тем образом, который запечатлелся в моей памяти.
Опомнившись, отец поманил старшего брата, шепнул ему что-то на ухо и нас вывели из покоев матери. Меня и Андрюшу. Ему было плохо, его все еще мутило, и мне пришлось поддерживать его под локоть, пока мы шли в его комнату. Бедный мальчик, всего тринадцать лет, а увидеть такое. Мне не многим больше, всего на два года старше. Но, почему-то в тот страшный момент мне казалось, что надо быть сильной, обязательно быть сильной. Ведь я и так не помнила ее лица, а значит я смогу. Непременно смогу.
На следующий день женщины омыли и нарядили ее, мужики сколотили гроб и обтянули его бархатом.
Сейчас, во время прощания, она была одета в свое лучшее платье, в волосах цветы, ужасные темные пятна на щеках скрыты под толстым слоем пудры. Они чем- то надушили ее, чтобы убить запах, но я стояла подле и чувствовала этот мерзкий сладковатый дух разложения. И мне снова хотелось убежать. Очень -очень далеко. Рядом стоял Андрюша. Его черный парчовый камзол висел на его по-мальчишески угловатой, худощавой фигуре. Он был немногим выше меня, хоть и младше. Тихонько, чтобы никто не заметил, протянул руку и сжал мою ладонь. Как мне показалось слишком сильно. Но я не замечала этой боли. Мои мысли и душа застыли в тот самый момент, когда я вошла в ту комнату.
Мимо ходили какие-то люди. Они здоровались с нами, приносили свои соболезнования. Мы с Андрюшей только кивали и молчали, нам нечего было сказать. Отец пытался вести светскую беседу. Делал вид, что убит горем. Но мы то знали- ему все равно. Он не любил ее. Не желал ее. Она была красива когда-то, но сошла с ума, и сумасшествие превратило ее в оплывшую уродливую старуху.
Люди приходили прощаться. Уверена и половина из них не перемолвились с ней и словом при жизни. Знали ли эти люди, кто она, что она за человек, точнее, кем была? Мы сами-то не знали ее, отрывочные воспоминания о том времени, когда она еще была нашей матерью, а не безумной ведьмой, скрывающейся от людей в своей комнате, не оставляли душевных чувств.
Я думаю, она боялась нас. И в особенности боялась меня. Она еще как-то общалась с братьями, приглашала их к себе, говорила с ними, играла с ними в вист. Редко, но они могли говорить с ней. Однако меня не подпускала. Путь в ее покои был закрыт для меня, единственное время, когда я могла видеть ее, это ужин. Но она постоянно молчала в моем присутствии. Мне думалось, что она не хотела меня рожать, сыновей было достаточно, а дочь лишь обуза, что-то вроде мебели в доме. Поэтому единственное, что волнует меня, глядя на ее холодное напудренное лицо, это только мерзкий запах, просачивающийся сквозь оборки ее самого лучшего платья.
читать дальше

URL
   

Urban mystic stories & novels

главная