Westerna Boyd
Прошло две недели с того самого бала. Мы вернулись в усадьбу. Мы с Андрюшей, отец остался в Петербурге, сказал, что ему еще надо решить какие-то безотлагательные дела. Но я -то знала, что отчасти в том, что он не поехал с нами есть и моя вина. Он был добр и ласков ко мне, казалось бы, все как обычно, но что-то изменилось в его отношении. Чувствовалось, что его отношение ко мне стало более наблюдательное, я бы даже сказала- настороженное. Это огорчало меня. Ведь где как не у отца мне искать защиты в трудную минуту, где искать поддержки?
Поймите меня правильно, у меня есть младший брат, и я его люблю, но он еще дитя, наивное, бесхитростное. Я не могу пойти к нему со своими страхами и опасениями. Наоборот, это он приходит ко мне.
К тому же, я не была уверена, что все это было каким- то образом связано именно со мной. Возможно, это самое обычное стечение обстоятельств, подсоленное моими расшатавшимися нервами. И картина, представшая перед моим отцом, это его и мое разыгравшееся воображение?
Просто странность природы сыграла со мной такую неприятную шутку.
В любом случае, отцу нужно было побыть одному, и я его прекрасно понимала. Должна же я была от кого-то унаследовать эту черту характера: размышлять в одиночестве?
И вот мы дома в Аронском. Бабье лето кончилось, погода нахмурилась. Начались затяжные дожди. Усадьба погрузилась в дремотное состояние. Сад опустел, листья начали желтеть и падать на землю. Как быстро осень вступила в свои владения. Казалось, еще вчера деревья стояли зеленые, цепляясь ветками за уходящее лето. И холодно, мне все время было холодно, даже если топили камин или печь. Я никак не могла согреться. Мне казалось, что щели повсюду, хоть я и просила проверить все окна в моих покоях.
Мы с Андрюшей были в библиотеке, когда дверь скрипнула, и на пороге появился комнатный слуга. Он был взволнован, и я почувствовала, как дрожит его голос.
- Анна Александровна, тут вот, управляющий пожаловали, говорят срочное дело,- выпалил он.
читать дальше