13:19 

Westerna Boyd
И так, как я давно собиралась, да и решила поэкспериментировать, я написала этот несчастный фик...
Я не профи в этом жанре, и никогда фики не писала...так что не будьте слишком уж требовательны.
Если я что-то напутала с описанием фика, можете на это указать, ибо я могла и наложать с этим.

Ну в общем, вот....

Автор: Westerna A. Boyd
Название: I saw a drem
Статус: завершен
Размер: миди
Бета: нет.
Пейринг: Альбус Северус/ Скорпиус Малфой
Жанр: Angst, romantic
Рейтинг: R
Дисклаймер: Все герои принадлежат Дж.К. Роулинг, кроме парочки тех, кого придумала я.
Саммари: Альбус Северус Поттер крайне зажатый депрессивный мальчик. Он слишком впечатлительный и слишком любит своего однокурсника Скорпиуса Малфоя, хладнокровного, красивого мальчишку. Но так ли все безнадежно?
Предупреждение: Альбус будет страдать, будет кровь.
От автора: это мой первый фик, написанный из любви мучить бедного мальчика Ала. Частое повторение слов, это способ создать атмосферу спутанности мыслей героя, от чьего имени ведется повествование. Пара новых героев нужна для того, чтобы картина была полной. Помилуйте, прошло 22 года... мне было нужно заделать дыры в преподавательском составе Хогвартса. Кстати имена деканов- не просто так выбраны...


I saw a dream…
Я видел сон, и в этом сне… я был жив.
Мы сидим за разными партами, наискосок друг от друга, я чуть дальше, поэтому я могу видеть его спину, могу видеть, как изгибается его шея, когда он наклоняется над учебником, видеть тонкую полоску кожи между воротом рубашки и растрепавшимися светлыми волосами. Они словно нежные нити лунного света обрамляют его лицо, падают мягкими волнами на плечи.
Тонкая рука, обтянутая белоснежной, ароматной кожей держит перо, и я вижу, как оно скользит по бумаге, увлекаемое изящными тонкими пальцами. Я вижу нежный пушок на его бледной щеке, на нее падает луч солнца. Вижу, как порхают его темные ресницы, когда он поднимает глаза на доску. Вижу нежный профиль чуть по-детски вздернутого носа, вижу, как движутся его ноздри, когда он дышит. Мне заметна каждая деталь. Мне хочется видеть его глаза, хочется, чтобы они смотрели только на меня.
Но он сидит ко мне спиной…
Звенит звонок.
Профессор Сейбл просит всех покинуть класс.
Он вскакивает с места и начинает быстро собираться. Я же специально медлю, хочу, чтобы он прошел мимо, чтобы взглянул на меня своими восхитительными серыми, и блестящими, словно сталь, глазами. Сердце упорно продолжает нервно биться, если он не посмотрит, лучше бы ему вовсе остановиться.
Я кладу последний учебник в сумку, и поднимаю голову. Он проходит мимо, о чем-то болтая со своим другом, Мартином Флинтом. Мартин высокий, смуглый, с резкими чертами лица, мне не нравится, как он смотрит на меня злым взглядом, как кладет свою ладонь на его плече, и тот улыбается.
Он улыбается, глядя в пол, он нарочно опускает глаза, когда я рядом. Я чувствую запах орхидей, и свежей мяты, когда он проходит мимо. Я оборачиваюсь и последнее, что я вижу: игру солнечного света на его светлых волосах.
Мне так одиноко.
Вечером я спускаюсь в дормиторий. Не глядя, нахожу свою спальню. Со мной живет еще четыре соседа. И один из них- он. Мы живем вместе, но даже не разговариваем друг с другом. И он даже в общей спальне не смотрит на меня…
…а я каждую ночь слышу его дыхание.
Когда я захожу в комнату, там не оказывается никого кроме нас двоих. Он бросает взгляд на мои ботинки и тут же отворачивается. Он не хочет разговаривать со мной.
- Привет, Скорпиус,- говорю я тихо. Мне кажется, если я скажу громче, он исчезнет.
- Угу,- кивает он.
И это все. Он развязывает галстук. И начинает расстегивать пуговицы на рубашке. Я стараюсь заставить себя не смотреть, но будто прирастаю к полу и наблюдаю за тем, как рубашка падает с его плеч, вижу, как двигаются под белой кожей его лопатки, когда он складывает одежду на стуле. Он тянется к ремню на брюках. Сумка выскальзывает у меня из рук и с грохотом падает на пол. Перья, книги, куски пергамента- все на полу. Я вижу отражение своего испуганного лица в расползающемся пятне красных чернил.
- Поттер, черт побери!- он оборачивается.
- Прости, - я не могу ответить больше, не могу отшутиться...
...с некоторых пор я разучился шутить.
От бессилия я кидаюсь на пол и начинаю собирать дрожащими руками разбросанные вещи. Ладонь погружается в лужу чернил, и я подношу пальцы к лицу. Так, должно быть, выглядит кровь, только она ведь теплая, правда?
- Что ты сказал?- резко бросает Скорпиус.
Неужели я произнес это вслух?
Я чувствую, как меня бросает в холод.
- Поттер, что ты сказал? Я, кажется, задал тебе вопрос,- повторяет он.
- Ничего, совсем ничего,- голос какой-то неестественный, хриплый.
- Как знаешь,- говорит Скорпиус, и кинувшись на кровать, задергивает зеленые шторы.

Он так и не снял брюк.

Я снова слышу его дыхание. Ровное, спокойное. Я не могу заставить себя не слушать. Я перевожу взгляд на крошечное окошко под самым потолком. Это единственный источник света в такой час. Мне не хочется больше так существовать: существовать, зная, что он меня призирает.
Боже, я так хочу дотронуться до его нежной кожи.
Все, кто живет в комнате, уже давно уснули. Один мальчик болеет, поэтому его кровать пуста, остальные задернули пологи, охраняя свой сон. Я медленно поднимаюсь, прилагая все усилия, чтобы кровать не скрипнула.
Что я делаю?
Непостижимо, а что если кто-то проснется? Но я хочу только… посмотреть.
Я наблюдаю за тем, как моя рука медленно тянется к пологу вокруг его кровати. В тусклом свете рука кажется мертвой. Вижу, как трясутся пальцы. Я чуть приоткрываю тяжелый бархрт, и тонкая полоска лунного света падет на его красивое лицо. Я наслаждаюсь, глядя, как отблески играют на этих влажных губах.
Я ведь хотел только прикоснуться…
Не в силах больше сдерживаться, не в силах носить в себе ревущее чудовище, живущее где-то в груди, я наклоняюсь к этим нежным розовым губам… касаюсь их своими сухими от волнения, и искусанными до крови. Зверь внутри перестает терзать мою плоть. Я провожу кончиком языка по складке между его губ и тут же получаю ответ.
Самое неожиданное, что только могло быть.
Чудовище вновь начинает жрать меня изнутри, я чувствую, как его когти оставляют зазубрены на моих ребрах. Дыхание прерывается.
Я не могу дышать, не могу! Помогите, еще мгновение и я задохнусь.
Ногти впиваются в мягкую ткань покрывала. А он продолжает. Его язык оказывается у меня во рту, руки касаются моих волос. Я не могу пошевелиться.
Спасите меня! Я так этого хочу, так хочу, но я не могу дышать!
… мне страшно…
Он спит, я знаю, что он спит, знаю, что то, что он делает- неосознанно.
Химера внутри ревет как бешеная, брыкается и сжимает своим змеиным хвостом мое сердце. Я все еще пытаюсь вдохнуть…
А он продолжает целовать меня.
С неимоверным усилием мне удается отстраниться. Я хватаюсь за бархатную ткань и резко задергиваю штору. На негнущихся ногах возвращаюсь к себе в постель. Она уже успела остыть, пока я… мы… Голова касается подушки, химера внутри успокоилась. Еще с минуту я лежу затаившись…я слышу его тихое, спокойное дыхание.
Я тоже могу дышать…
…теперь…
*~~*~~*~~*
Это была реальность, и в этой реальности… я был мертв.
Завтрак в большом зале. Но я не хочу есть. Я смотрю на свои руки, и, кажется, что важнее сейчас нет ничего. Я проснулся очень рано, мне снился самый удивительный сон. Интересно, что снилось Скорпиусу?
Я вижу, как он о чем-то увлеченно беседует с Флинтом. Наверное, обсуждают грядущий матч с Гриффиндором. Он в команде. А я нет, мне нельзя играть в квиддич, даже если я очень захочу. Ведь Джеймс играет, а мы не должны соперничать друг с другом, это негласное правило. Никто не виноват, что я попал в Слизерин. Но, глядя на то, как солнечный свет играет с его светлыми волосами, я готов пожертвовать и квиддичем.
Я перевожу взгляд на старшего брата, который, красочно жестикулируя, беседуя с кем-то за гриффиндорским столом. Вокруг него собралась небольшая группа людей. Все они восхищаются им, я знаю. Он всегда в центре внимания.
- Наш брат опять распаляется по поводу игры?- ко мне подсаживается рыжеволосая девчушка с зеленой эмблемой на мантии. Это Лили. Только мы вдвоем поступили на Слизерин. Точнее, только я. Лили шляпа предложила выбор, и она выбрала Слизерин, но выбрала не факультет, а выбрала… меня.
Жалкая попытка улыбнуться и на лице сестры отражается беспокойство.
- Да что с тобой происходит? Ты всегда был… грустным,- секундное молчание,- но в последнее время ты выглядишь прямо каким-то больным? Тебя, часом, не прокляли?- интересуется она.
- Нет, что ты,- еще одна жалкая попытка растянуть в улыбке губы, которые еще вчера касались кожи Малфоя.
- Может, тебе в больничное крыло сходить?
- Хорошо, схожу после зелий, обещаю,- вру я.
Нехорошо отгораживаться от единственного человека, который о тебе заботится, но милая Лили не должна забивать себе голову ничем подобным.
Завтрак заканчивается.
Сегодня у нашей команды тренировка. Я не знаю, стоит ли мне идти смотреть? Если я пойду, он может все понять.
Но что же ему все -таки снилось?
На защите от Темных Искусств мы сидим через проход друг от друга. Профессор Бернс читает лекцию о дементорах. Рассказывает, как можно бороться с ними при помощи патронуса. Она ходит между рядами, шелестя, подолом строгой черной мантии, и я не могу оторваться от ее молодого бледного лица. Я не могу повернуть голову и посмотреть на того, чье имя постоянно всплывает в голове. Мне кажется, что если я пропущу хоть слово, если упущу хоть одно движение рта профессора Бернс, то погибну. Я стараюсь думать сейчас только о кулоне, болтающемся у нее на груди. Если только я отвлекусь…
…если только поверну голову в другую сторону…
- Ребята, к следующему уроку напишите мне два свитка о дементорах. Кто не напишет, того я прокляну? Все ясно?- она всегда так говорит, когда задает задание, а потом улыбается, она очень добрая.
Он снова вскакивает с места, как всегда хочет побыстрее убежать с урока. Я даже не пытаюсь сделать вид, что собираюсь, а просто сижу и смотрю на свои руки.
- Пошли, Флинт, нам еще на тренировку,- я слышу его веселый голос. Такой мягкий.
Я понимаю, он обязан ненавидеть меня, но ведь это не запрещает ему хотя бы иногда на меня смотреть?
Ну почему он не смотрит на меня?
Один единственный взгляд…
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Они сцепились на площадке перед полем для квиддича. Он, и мой брат. Джеймс никогда не отличался терпением. Так же как и не отличался скромностью или деликатностью. А наш отец только потакает ему в этом. Он закрывает глаза на то, что Джеймса изнутри пожирает гордыня. Когда любишь сына, ее легко перепутать с гордостью. Второе звучит куда приятней.
Я стоял чуть поодаль, хотел спрятаться и понаблюдать за тренировкой. Точнее, за тем, как летает Малфой. Меня никто не должен был увидеть, я даже нашел укромный уголок, чтобы этого не случилось. На всякий случай, в моем кармане лежит мантия-невидимка. Хорошо, что отец подарил ее мне. С ее помощью я могу чувствовать себя еще более незаметным, чем уже являюсь.
Мне не удалось добраться до намеченного укрытия. Теперь я стою, укрывшись за ближайшим столбом, что поддерживают трибуны и наблюдаю за разыгравшейся сценой.
- Ну, все, Малфой, сейчас ты точно получишь, и ничто меня не остановит!- кричит Джеймс. Его лицо раскраснелось, а глаза сверкают ненавистью и обидой.
- Хорошо, Поттер, можешь мне вмазать, пожалуй, это единственное на что ты способен. Вести конструктивную беседу тебе не под силу. Мне остается только поддаться, знаешь ли, с дураками лучше не спорить… Потешь свое самолюбие, будь любезен.
Голос Скорпиуса звучит мягко, спокойно. Слова, брошенные им, совсем не вяжутся с той нежностью, с которой были произнесены. Руки скрещены на груди, взгляд прямой и бесстрастный.
Я пытаюсь проглотить ком, застрявший в горле.
- Кого ты назвал дураком? – ревет, подобно дикому зверю, Джеймс.
Он бросает метлу на землю и выхватывает из кармана палочку. Ее конец утыкается прямо в грудь Малфоя. Тот стоит и не двигается, его глаза все еще оценивающе глядят на Джеймса. Мои ногти врезаются в деревянный брус, я чувствую, как в нежную кожу пальцев вгрызаются занозы. Но я не могу пошевелиться, я не могу подойти, остановить брата. Мое тело не хочет подчиняться.
- Тебя,- слышу я спокойный ответ, и понимаю, что все бы отдал, только бы в этот момент заткнуть Малфою рот. Я понимаю, что будет дальше. Я слишком хорошо знаю своего брата.
Боже, я должен, во что бы то ни стало, сойти с места, должен вмешаться. Защитить его…
Пожалуйста!
Мерзкая химера внутри вновь взбунтовалась. Ко мне вернулось привычное уже чувство, будто не хватает воздуха.
Джеймс, умоляю, только не причиняй ему вред!!!
Они стоят и смотрят друг на друга. Разъяренный, с горящим злобным взглядом Джеймс, и хладнокровный Скорпиус.
- Ладно, Джеймс, хватит, потренируемся завтра,- я слышу голос Фреда. Нашего двоюродного брата. Он тоже в команде,- они того не стоят.
- Конечно, не стоим,- грубо вмешивается Флинт,- это же великий Поттер, самый лучший во всей школе! Самый смелый! Единственная отрада своего папаши! Остальные- то детки не удались! Вот он и пыхтит изо всех сил. Набивает популярности за троих.
Фред не мог стерпеть подобного выпада. Он более рассудительный, в отличие от Джеймса, но так слепо доверяет ему, что я думаю, он и в правду готов был бы умереть ради него, если бы того потребовали обстоятельства. Фред выхватывает палочку и кидается на Мартина.
- Ну, ты точно дождался, Флинт!
Еще секунда и раздается громкий хлопок. Все поднимают головы, над ними растворяется в воздухе сноп красных искр.
- Поттер, Малфой!- голос профессора Сейбла дрожит от негодования. Декан Гриффиндора как всегда не в духе,- и вы, Флинт, что опять случилось?
- Сэр,- Джеймс опускает палочку и поворачивается к профессору. Малфой только криво улыбается,- мы собирались сегодня тренироваться, забронировали поле, а тут, эти.
- Вы опоздали на час, Поттер,- недовольно бросает Флинт,- какого черта? Мы решили потренироваться вместо вас. Раз уж вы не соизволили прийти вовремя.
- Мистер Флинт,- надменно произносит Сейбл, - я бы попросил Вас не выражаться в моем присутствии, равно как и в присутствии любого другого преподавателя. Десять очков со Слизерина.
- Но, сэр…- начал было тот, но Джеймс его перебил.
- Если вы не против, профессор, мы бы хотели пойти потренироваться,- косой взгляд на Скорпиуса.
- Конечно, Поттер,- губы Сейбла растягиваются в холодной улыбке, и он переводит взгляд на слизеринскую команду во главе с Флинтом и Малфоем,- а вы, двое, сегодня будете отбывать у меня наказание. Жду вас в семь часов.
- Конечно, сэр,- Скорпиус грациозно склоняется в насмешливом полупоклоне,- как мы можем отказаться?
- Еще десять очков со Слизерина, Малфой,- ухмыляется Сейбл, разворачивается на каблуках и поспешно уходит. Его темно-бордовая мантия развивается на ветру.
- Ну что же,- лениво вздыхает Малфой,- мы уходим, не стоит меряться интеллектом с дикарями, да, Мартин?
У Мартина Флинта интеллекта не больше, чем у рыбы, но он самодовольно поддакивает Скорпиусу. Команда в зеленой форме поворачивается и дружной толпой направляется к замку. Снова подул ветер, и мне кажется, до меня доносится запах волос Скорпиуса. Я вдыхаю этот аромат, и понимаю, что снова могу дыщать, что Малфой в безопасности, и черт с ними с двадцатью очками, да будь их хоть сто, я был бы счастлив.
Он в безопасности.
- Мы еще разберемся, Малфой, слышишь!!- это Джеймс никак не может взять себя в руки. Я вижу, как изо рта его брызжет слюна.
Светловолосый мальчик останавливается, медленно поворачивается. Теперь их разделяет не меньше двадцати шагов.
- Всегда к вашим услугам, сэр,- произносит он с холодной насмешкой. Он не кричит, подобно Джеймсу, он совершенно спокоен, но этот вкрадчивый голос слышат все.
Этот серебряный голос слышу я, и зверь внутри навострил свои мохнатые уши. Как бы я хотел всегда слышать его рядом.
Площадка опустела. Мне нечего больше здесь делать. Я не смогу посмотреть, как летает Скорпиус. Уныло я бреду в замок. Сегодня уже ничто не побеспокоит меня, кроме, разве что, еще одной ночи в общей комнате с Малфоем.
…А ведь я живу так уже давно.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я видел сон, и в этом сне…я был жив.
Лежу, уставившись в потолок. Мучит нестерпимая жажда, но встать и налить воды не хватает сил. Уже давно за полночь, а Скорпиуса нет. Я видел его в гостиной, он сидит там сейчас с Мартином, и тот хлопает его по плечу, или дружески дотрагивается до руки, и я ненавижу его за это.
Их обоих ненавижу.
В комнате нас осталось трое. Еще одного мальчика положили в больничное крыло. Говорят, его кто-то сглазил. Тот, что остался, тоже не вернулся до сих пор. Я видел его с какой-то девочкой из Рейвенкло, они бродили по коридору восьмого этажа. Видимо, искали выручай –комнату, и судя по тому, что его нет до сих пор, им улыбнулась удача.
Перевалило за полночь. А Малфой все еще сидит в гостиной. Может, он знает, что этой ночью в комнате будем только мы вдвоем? Что если он и в самом деле это знает, и только потому сидит сейчас там, с Флинтом, и не хочет идти спать? Не хочет меня видеть? О, Боже, а вдруг… вдруг он помнит то, что было прошлой ночью? Что если он не спал, что если поддался мне по своей собственной воле, я теперь жалеет об этом? Что если это была какая-то злая шутка? Жестокая игра?
Раздался стон боли, и я понимаю, что он вырвался из моего горла. С силой выдергиваю из-под головы подушку и накрываю ею лицо. Впиваюсь зубами в душистую наволочку.
Почему мне так сложно дышать, когда я думаю о Малфое? Да еще это животное, что поселилось внутри, под ребрами, и постоянно калечит мои внутренности. Оно так жестоко расправляется со мной, что, кажется, вот-вот и я плюну кровью.
Я все еще лежу, накрыв подушкой голову, когда дверь бесшумно открывается. Кто-то тихо прокрадывается внутрь комнаты и затворяет ее за собой. Легкие шаги доносятся до моего слуха, и сердце в груди делает кувырок. Я пытаюсь заставить себя дышать ровнее, но мне это не удается, и я еще сильнее прижимаю к лицу подушку, чтобы вошедший не слышал моих стонов.
Он не зажигает свечи. Тихо бродит по комнате, старается ступать мягче, чтобы не слышно было стука каблуков. Я слышу его шаги совсем рядом…
Топ… топ…топ-топ.
Он останавливается. Я понимаю, что он стоит напротив. Отдергивает полог в сторону, но я боюсь открыть лицо.
Не смотри на меня! Я не хочу, чтобы сейчас меня кто-то видел…
Чья-то холодная рука ложится на мою.
Нежным прикосновением он разжимает мои пальцы и убирает подушку от моего лица. Я не хочу, но глаза сами открываются, и в тусклом лунном свете я вижу его строгий силуэт. Светлые волосы в отблесках бледной луны кажутся серебристыми нитями. Я не вижу выражения его лица, только серые глаза сияют в темноте, и сейчас они тоже кажутся серебряными.
- Поттер, ты в порядке?- голос Малфоя так же мягок как обычно, но на этот раз в нем отсутствуют стальные нотки.
- Я…- нет, выше моих сил ответить в такой момент, когда он так прекрасен. Когда этот ночной мир с такой нежностью принял его в свои объятья, превратив в очаровательного сереброкрылого ангела.
- Не молчи, Поттер, ты здоров? – он осторожно садится на край кровати и прикладывает свою холодную руку к моему лбу. Небрежный жест. Кажется, он не придает ему никакого значения. Но именно от этого мне становится не по себе.
Невольно, я начинаю вновь задыхаться. Воображаю, какое, должно быть жалкое зрелище сейчас собой представляю.
- Я вошел и услышал, что ты скулишь,- все так же небрежно продолжает он, а его рука все еще покоится на моем лбу,- подумал, может, у тебя что-то болит, или тебя, так же как и Риверса сглазили.
Это он про нашего соседа, того, что сейчас в больничном крыле. Я должен отвлечься, я должен заговорить…
… я не должен показывать ему…
Малфой нахмурился.
- Ну вот, я и подумал, что надо проверить. Не очень-то хочется просыпаться утром рядом с покойником…- я чувствую, что он улыбается,- если ты не спишь, может, зажжем свет? А то я никак не могу найти пижаму?
- К…к…конечно,- выдыхаю я.
Он убирает свою руку. Теперь эта белоснежная, хрупкая рука тянется к подсвечнику. И я испытываю сожаление. Я бы хотел, чтобы она вечно лежала на моем лице, и я вдыхал нежный аромат исходящий от его кожи.
Скорпиус достает палочку, на ее конце загорается крошечный огонек, он подносит его к свече и та вспыхивает. Комната озаряется теплым, дрожащим светом. Он ставит подсвечник на мою тумбочку.
- Ну вот, так- то лучше.
Поразительно, впервые за долгое время я не слышу в его голосе ни холодности, ни пренебрежения. Остался только он сам, такой, какой он должен быть.
Малфой ходит по комнате, я не вижу его складками полога. Когда он возвращается, на нем уже нет мантии и свитера. Только рубашка с небрежно расстегнутым воротом. Галстук висит на груди пестрой лентой.
Он снова садиться на краешек кровати. Теперь я вижу его лицо. Я вижу, что он улыбается.
- Ну что, тебе стало лучше? Может, воды хочешь?- спрашивает он, потом его улыбка гаснет, а взгляд становится взволнованным.
Как мне заставить себя с ним заговорить? Я делаю последнюю попытку. Слышу свой хриплый голос.
- Да, можно…
- Угу,- кивает Скорпиус. Он снова удаляется, но через секунду возвращается уже с полным стаканом воды.
Я протягиваю дрожащую руку, и когда забираю стакан. Его пальцы переплетаются с моими. Я вздрагиваю.
- Ой, да тебя знобит, вроде,- хмурится Скорпиус,- может, мне позвать кого-то? Хочешь, пойдем в больничное крыло? Я бы мог бы тебя отвести.
- Нет, не надо!- вскрикиваю я.
Я не хочу нарушать эту идиллию. Не хочу, чтобы этот миг заканчивался. Ведь, на самом деле, я совершенно здоров.
- Может, позвать твою сестру?
- Она спит, не надо ее будить!
- Не знаю, полчаса назад я видел ее, она о чем-то шепталась с этим мальчишкой Девисом. Даже если она и пошла в комнату девочек, то наверное, еще не уснула,- пожал он плечами.
- Не стоит, Ско… Малфой,- я делаю большой глоток. Вода скользит по моему горлу, тщетно пытаясь протолкнуть застрявший ком. Руки все еще дрожат, но мягкая речь Малфоя, его доброжелательность меня успокаивают.
- Тебе полегчало?- Малфой кивает на стакан с водой.
- Немного,- отвечаю я, - спасибо.
- Ну, вот и хорошо, - он поднимается кровати,- тогда я спать, вообщем, - делает паузу,- если что-то понадобится, так и быть, можешь меня разбудить. Я не люблю вас, Поттеров, но и смерти никому из вас не желаю.
- Правда?!- вырвалось у меня.
Похоже, эти слова задели Скорпиуса.
- Да, правда. Ни я, не мой отец - мы не убийцы,- ну вот, в его голосе снова появились ледяные нотки, это пугает, неужели я все испортил?
Что же делать? Что сказать?
- П…прости,- я отворачиваюсь. Не могу смотреть на его серьезное лицо.
Он ничего не отвечает. Вместо слов наклоняется к столику и задувает свечу. Тонкая струйка дыма медленно извивается, и я не могу оторваться от ее гипнотического танца.
Он снова лег спать, так и не сняв брюк.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Это была реальность, и в этой реальности… я был мертв.
- Ну и вот, сижу я на унитазе, думаю о том, как меня все обижали…а потом…- Плакса Миртл проплывает из стороны в сторону, нервно дергая руками.
- Миртл, что ты тут делаешь? Это мужской туалет!- перебиваю я ее. Она не плохая, и очень одинокая, что, впрочем, не мешает ей быть крайне надоедливой. Только бы она не разобиделась, и не кинулась на меня с кулаками. Меня и так знобит, не хочу усугублять это прикосновением призрака.
Я хотел посидеть в одиночестве пару минут. Собраться с мыслями. Кругом так много шумного народа, все суетятся, на носу ведь матч по квиддичу. И все участники этой дружной толпы только и делают, что ненавидят друг друга. На первом уроке профессор Бернс давала наставления по поводу того, что квиддич- это просто игра, и для того, чтобы победить или проиграть вовсе необязательно устраивать побоища в коридорах. Конечно, никто ее не услышал. К тому же ЗОТИс у нас парный с гриффиндорцами. Из всего класса только Роуз с ней согласилась.
Миртл все же обиделась.
- Никому не интересно, что творится на душе у бедной Миртл!- завопила она.
- А что у меня может быть что-то на душе, тебя не интересует?!- не сдержался. Захлопнул дверь кабинки прямо перед ее носом. Туалетную комнату огласил дикий вопль, и я слышу плеск воды и хлопок крышки унитаза в соседней кабинке.
Слаба Богу, девочка- призрак исчезла. Как же мне все надоело. Может, одеть мантию-невидимку, и тогда все точно перестанут обращать на меня внимание?
Тогда я смогу наконец –то…исчезнуть…
- Ну ты у меня получишь, Малфой, мало тебе было того раза? – голос Джеймса прерывает мои размышления. Я вжимаюсь в стену и замираю.
- Оставь грубость для своих дружков- неандертальцев, Поттер,- Скорпиус тоже здесь. Он как всегда спокоен и хладнокровен. Он всегда так ведет себя с Джеймсом.
- Ты, опять что-то затеваешь против меня…,- злится Джеймс.
Почему он один? Где Фред? Только Фред способен его остановить.
Я продолжаю вжиматься в стену, дыхание вновь сбилось, но не так как раньше. Я не задыхаюсь, я просто боюсь слишком громко вдохнуть.
- Если ты успел заметить, Поттер, - на этом слове Скорпиус сделал ударение,- то не я первый это начал, не я запихнул тебя в пустой туалет и не я целюсь тебе в грудь палочкой! Чего ты хочешь, Джеймс,- полу шутливо, полу ласково произнес Скорпиус имя брата,- убить меня? Или, может быть, ты просто меня хочешь?
Слова были сказаны, якобы невзначай, но от мысли о том, что Джеймс, возможно, как и я, думает о Малфое, заставили гадкую химеру проснуться. Мерзкое животное сделало кувырок внутри меня.
- Этого…этого,- голос Джеймса дрожит от злости,- этого тебе говорить не стоило!!!
- В самом деле?- я слышу звук шагов Малфоя. Видимо, ему неприятно, что Джеймс так близко и вооружен. Поэтому он отходит к раковинам. Звук его голоса движется вслед за стуком каблуков,- а я думаю, что попал в точку!
- В какую точку, что ты несешь?!- брат повышает голос. Неужели не боится, что их услышат?
- Не смеши меня, Поттер, ты постоянно ко мне задираешься! Так и норовишь оказаться ко мне поближе, показать свою власть. Неужели я так тебе нравлюсь? Могу поспорить, будь у меня косички, ты бы за них постоянно дергал,- и Малфой засмеялся. Его звонкий, чистый смех поднялся к потолку и закружился там, словно стая попавших в западню птиц.
Повисла звенящая тишина…
Дальше медлить было нельзя. Ведь, к несчастью, я очень хорошо знаю своего старшего брата. Ноги сами меня несут, руки сами толкают дверь кабинки, тело само кидается на Малфоя, чтобы укрыть его, уберечь… спасти…
- СЕКТУСЕМПРА!- слышу я дикий рев Джеймса.
А потом…
Меня пронзает с десяток ножей.
Так больно, ужасно больно….
В глазах потемнело, и я перестаю понимать, что существую. На какой-то миг, я выпадаю из реальности. На миг я теряю с миром связь: не вижу, не слышу, не чувствую запахов, только боль. Она повсюду, она заполняет собой темноту, в которой я тону, окутывает мое тело. Она грызет меня. Даже химера не может устоять перед ней. Израненный зверь скулит, поджав змеиный хвост.
И, кажется, это длится целую вечность, хотя на самом деле, это лишь миг. Миг, когда твои глаза открыты, но ты не видишь ничего.
Первыми возвращаются ощущения. Мои пальцы крепко вцепились в чью-то мантию, она мокрая, пропитана чем-то липким. Я еще крепче пытаюсь ухватиться за ткань, чтобы не упасть. Но, мне не удается устоять, ноги подкашиваются, и я опускаюсь на холодный кафель. Кто-то меня поддерживает. Я пытаюсь увидеть, пытаюсь заставить глаза различить хоть что-то кроме темноты…и вот…
…свет…тусклый свет…
Вижу смутный силуэт, перед глазами все плывёт, и силуэт напоминает мне призрак.
Пытаюсь сделать вдох, но ничего не получается.
- Дыши, Ал, дыши!- слышу я голос. Чей? Он доносится до меня, словно через толщу воды.
Я чувствую, как чьи-то руки касаются моего лица.
Как хорошо ощущать еще что-то кроме этой невыносимой боли…
Все еще пытаюсь сделать вдох, но из горла вырывается только хрип.
- Что ты встал, как пень, Поттер?- снова этот голос,- Иди, позови кого-нибудь! Живо!!!
- О черт! Черт, что же я…что я наделал?!!- голос Джеймса, его я узнаю. Он дрожит.
- Ты чуть не убил своего родного брата, кретин, а если будешь тут торчать, как статуя, он точно умрет! Я сказал тебе, беги за помощью! Возьми себя в руки! Тряпка!!
Это, должно быть Скорпиус. Слух понемногу возвращается, как и зрение. Я уже могу видеть его взволнованное лицо рядом с моим.
- Эй, Альбус, ты слышишь меня?
Малфой тяжело дышит, его руки поддерживают меня за плечи.
- Да…- удается сказать мне. Каждое движение причиняет боль, описать которую невозможно.
- Слава Богу, - вздыхает Скорпиус, но тон через секунду меняется,- Поттер, ты все еще тут?
- Он мой брат!- орет Джеймс.
- Поэтому приведи кого-нибудь! – голос Малфоя срывается на крик.
- Я должен ему…
- Просто- приведи- помощь!!!
Я слышу звук удаляющихся шагов. Дверь в туалет громко хлопает.
- Зачем ты это сделал?!- я снова вижу лицо Скорпиуса. Внезапно из мутного, мир становится невероятно ярким, все детали становятся отчетливыми до рези в глазах. Я вижу его серые глаза, каждый нежный волосок на щеке, каждую ресничку. Вижу, как пульсирует вена на его шее, когда он говорит. Если бы не боль, мешающая пошевелится, я бы с таким удовольствием протянул руки и прижал его нежную голову к груди. С такой бы жадностью вдыхал аромат его светлых волос. Почему солнцу можно ласкать его чудесные локоны, а мне нет? Почему?
- Ты слышишь меня, Ал? Зачем ты это сделал? Флинт видел, что я уходил с Джеймсом, если бы я не вернулся, он бы вмешался, все бы обошлось.
- Не знаю, - шепчу я, но мой собственный голос меня плохо слушается,- я просто…просто…
- Что просто? Ты чуть не погиб! – Скорпиус хмурится,- И мало того, чуть не погиб от руки собственного брата. Или…или ты хотел спасти его?
- Нет!- я хватаю его за руку. Это движение заставляет меня вздрогнуть от боли. Только теперь я понимаю, что то липкое, чем пропитана мантия Малфоя - кровь. Моя кровь…
- Эй, перестань, не двигайся! Не надо…- добавляет он тихо. Не знаю, замечает он или нет, но его рука крепко сжимает мою,- …иначе тебе будет больно, а я не хочу, чтобы тебе было больно.
- Ты серьезно?
- Конечно! Я же говорил, что я не убийца! Мне совсем не нравится, когда другие страдают.
- Но ты…
- Да, я не подарок, но я ведь не обязан ходить перед всеми на задних лапках? Есть люди, которые не заслуживают хорошего отношения. Есть те, кто мне просто безразличен, есть те, кого я ненавижу, и те, кого призираю, но среди них нет никого, кому бы я желал смерти.
- А я…
Зачем я только спросил. Уверен ли я в том, что хочу слышать ответ? Страх так крепко стиснул мое горло, что даже боль, кажется, немного отступила.
- Ты?
- Меня ты тоже призираешь? Или…может…я тебе безразличен?
- Поттер,- голос Малфоя звучит очень мягко,- ты…ты мне не безразличен,- и он улыбается.
Я не знаю, что и думать. Как расценивать его слова? Мне сложно сейчас анализировать. Боль сковывает мои движения, сковывает разум. Не в силах больше что – либо говорить, я просто еще крепче сжимаю его руку. Силы потихоньку уходят, наверное, я потерял слишком много крови.
И еще так хочется спать. Очень хочется спать…
Последнее, что я вижу, прежде чем провалиться в темноту: развивающаяся черная мантия профессора Бернс, и белый чепчик мадам Помфри.
А еще взволнованное лицо Скорпиуса.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я видел сон, и в этом сне… я был жив.
Сквозь сомкнутые веки пробивается желтоватый свет. Открываю глаза. Надо мной нависает высокий белый потолок. Больничное крыло, ну конечно! Сколько я уже здесь? Все ли уже позади? Я совсем ничего не помню. Когда я отключился, мне снилась только темнота.
Глухой, осязаемый мрак.
Поворачиваю голову. Спина немного болит, а все внутренности будто обдало кипятком, но в целом, я понимаю, что жив, и даже могу шевелиться. Взгляд падает на стул рядом с кроватью. На нем, уронив голову на грудь, спит Джеймс. Я тихонько зову его. Брат медленно открывает глаза, рассеянно глядит на меня секунд пять, и тут же резко подпрыгивает на месте.
- Ал! Ал! Ты проснулся, все в порядке?!- скороговоркой кричит он,- Ты только не двигайся, раны еще не до конца зажили, я позову мадам Помфри! А хочешь воды?! Может тебе воды? Лили приходила! Она волнуется, обещала прийти после занятий, хотела посидеть с тобой до вечера!
- Сколько я уже тут, Джеймс?- спрашиваю я.
- Три дня…- он опускает глаза,- послушай, прости меня, умоляю, прости, я… я хотел проучить этого задаваку Малфоя! Зачем ты вмешался? Не надо было?
- Джеймс, ты же знаешь, что это темное заклинание! Зачем вообще его применять против кого бы то ни было?
- Ты не понимаешь, Ал, этот парень…
- Может, этот парень тебе просо нравится, Джеймс? Я слышал ваш разговор…
- Тогда ты должен был убедиться, что мерзавец просто набивает себе цену!!!- Джеймс начинал сердиться.
- Не говори так о нем…- тихо произношу я. Мне хочется, чтобы брат тоже успокоился. Его крики меня только раздражают.
- О…- глаза его округляются,- неужели из-за дурацкой ошибки, по которой ты попал в Слизерин, будешь защищать всех тамошних недоносков?!
- С чего ты взял, что это ошибка, и никого не защищаю, просто Малфой не такой плохой, каким ты его себе представляешь!
- Это я «представляю»? А тебе не приходило в голову, что это не моя фантазия, и он на самом деле мерзавец?
- Джеймс, прошу тебя…
- Мне не нравится, что ты его защищаешь! Он же Малфой, или произнести тебе это имя по буквам?!
- Перестань на него орать, не видишь, он еще до конца в себя не пришел?!- звонкий девичий голос заставил Джеймса замолчать. К моей койке подходит Лили. Она вся раскрасневшаяся, от нее пахнет свежестью. Должно быть, у них был урок по уходу за магическими существами.
- Привет, Ал,- ее голос становится ласковым, она проводит своей миниатюрной ручкой по моим волосам.
- Лили, хорошо, что ты пришла,- вздыхаю я. Она и в самом деле моя спасительница. Такая маленькая, но такая сильная. Только она способна поставить Джеймса на место.
- Ты ужасно меня напугал! Я не знала, что и думать. Конечно, пришлось отправить письмо родителям, иначе бы это сделала профессор Бернс. Они были тут вчера.
- И даже отец?
- Нет, отца не было. У него много работы. Приезжали мама и тетя Гермиона.
Мне почему-то показалось, что будь на моем месте Джеймс, отец бы бросил все дела и примчался сюда уже через минуту. Но ведь я не Джеймс.
- Не переживай, мама сказала, он сегодня приедет.
- Ааа…- вырвался у меня вздох облегчения. Значит, я не совсем ему безразличен…безразличен….безразличен?!
«Ты мне не безразличен…»
Малфой сказал мне это, когда я лежал там, на холодном кафельном полу, когда поддерживал меня, когда его рука крепко сжимала мою. Интересно, он приходил ко мне пока я был без сознания? Что с ним случилось, когда вся эта история получила огласку? Думает ли он обо мне еще, или, когда узнал, что я поправляюсь, забыл о своих словах?
Если он снова станет таким же чужим, как раньше, я этого не переживу. Если снова перестанет на меня смотреть… химера вернется, и тогда…лучше бы я умер три дня назад…
на холодном кафельном полу…
- Ал, как же я рада, что тебе лучше. Я очень сильно волновалась, я… я ведь очень тебя люблю,- Лили пытается меня обнять, но касается рубцов на спине, я вздрагиваю,- ой прости!
- Ничего…все хорошо.
- Знаешь,- косится она на Джеймса,- мы, пожалуй, пойдем. Тебе надо отдыхать, больше спать…
- Лил, но я уже выспался! Джеймс говорит, я тут три дня провалялся!
- Да, верно, но тебе нельзя утомляться. Не грусти, мы вернемся ближе к вечеру!
- Хорошо…
Произношу я в растерянности. Почему сестренка так спешит? Почему так настойчиво тянет за собою брата? Я знаю, она очень меня любит, и ни за что бы так не поступила, тут дело в чем-то другом.
Они уходят. Я опускаюсь на подушку и снова упираюсь взглядом в потолок. Пытаюсь прокрутить в голове недавние события, но помню только боль, и то, как не мог дышать, а еще лицо Скорпиуса.
- О чем задумался?- произносит тихий, вкрадчивый голос. Он звучит так мягко, и так знакомо. Я вскакиваю на постели, и лицо кривится от боли. Нет, сейчас я не должен делать никаких резких движений.
- Аккуратнее,- говорит Малфой. Он выходит из-за ширмы, в руках у него школьная сумка. Он волочит ее за собой по полу. Подходит и садится на стул, на котором только что сидел мой брат.
- Как ты себя чувствуешь?
- Бывало и лучше,- пожимаю я плечами.
- Ясно…
Мы молчим. Скорпиус смотрит в пол, я на складки одеяла у себя на коленях. Никто не решается взглянуть на другого первым.
- Скажи мне, Поттер, зачем ты, все таки кинулся меня спасать? – наконец послышался его тихий голос,- мы ведь даже не друзья с тобой, а моим противником был твой родной брат. Я понимаю, Джеймс сволочь, но все же…
- Ты правильно понимаешь…
- Ну, так что?
- Я не знаю, как так получилось, все как-то само произошло. Я попытаюсь объяснить, но обещай, что не будешь смеяться….
- Я не буду смеяться…честно…
- Хорошо…- вздох,- когда я понял, что Джеймс хочет сделать, мне вдруг захотелось укрыть, уберечь тебя. Это получилось не специально. Я просто не смог бы жить, зная, что тебе причинили боль, а я был рядом и ничего не вмешался…такое чувство, будто тело двигалось само, не знаю, что это было…
Все, мне опять не хватает воздуха… Зачем я так разоткровенничался?
- Это правда?
- Что правда?
- То, что ты говоришь…- Скорпиус все еще смотрит в пол.
- Я так чувствовал…
- Ясно…
Он медленно поднимается со своего места и идет ко мне. Я закрываю глаза и только слышу, как шелестит его мантия.
Он садится на край кровати и придвигается ближе. Его холодная ладонь накрывает мои пальцы.
- Я тебе тоже кое -что расскажу, и ты также обещай, что не будешь смеяться.
- Я бы никогда не стал смеяться над тобой…
- Очень хорошо,- он делает глубокий вдох,- и не перебивай меня, ладно?
Я покорно киваю. Его глаза все еще опущены.
- Честно говоря, я не ожидал, что Джеймс кинет в меня чем-нибудь страшнее конфундуса, или ступефай. Я не думал, что он так разозлится. Мне нравится его злить, в этом, каюсь, я грешен. И я думал, что эта очередная стычка, будет как и все предыдущие… а вышло…
У меня характер скверный, я это знаю, и поверь мне, меняться не собираюсь, но твоя отчаянность меня ошеломила. Если ты сказал мне правду, и все это произошло помимо твоей воли, значит…
Тут он замолчал, его голос дрогнул.
Пушистые темные ресницы вспорхнули бабочками, и твердый взгляд серебряных глаз встретился с моим.
Наконец-то он смог посмотреть мне в глаза…смотри…
…смотри же на меня… только не отворачивайся вновь…
- Скорпиус…- начинаю я, но он жестом просит меня замолчать.
- Не перебивай, я же просил, мне сложно с тобой разговаривать…- Малфой хмурится.
Я снова покорно киваю, челка падает на глаза.
- Поттер, когда я увидел твою кровь на своих руках, когда твое тело обмякло, и ты начал падать, меня посетила только одна единственная мысль. Наверное, тебе покажется глупым, то, что я сейчас скажу, но… единственное о чем я думал тогда, это не дать тебе упасть. Я видел, как твоя спина превратилась в рваные клочья, чувствовал запах твоей крови, ее вкус у себя во рту, но я только боялся, что ты упадешь на твердый холодный пол, и тебе будет больно… и… я держал тебя. И не мог отпустить…
Он замолчал, вновь опустив глаза.
- Нет!- кричу я.
- Нет?- его голос звучит глухо.
- Не отворачивайся…- я набираюсь смелость,- посмотри на меня. Посмотри мне в глаза…пожалуйста…
Он выполняет мою просьбу. Поднимает на меня свои серебряные глаза. Я вижу, что в одном из них, в самом уголке застыла слезинка. Крошечная, совсем незаметная, но я отчетливо ее вижу. Она еще пытается ухватиться за ресницы, но ей это не под силу, и слеза стремительно катится вниз, по гладкой, нежной щеке.
Я боюсь…
Но рука сама тянется к его лицу, и я ловлю слезинку дрожащими пальцами у самого подбородка.
Замираю, боясь ответной реакции, но ее нет, он все так же пристально смотрит на меня, его рот чуть приоткрывается и…
- Это я попросил твою сестру, увести отсюда Джеймса… я хотел посмотреть…все ли с тобой в порядке. Она сообразительная, не стала ничего спрашивать, просто согласилась помочь… Я боялся к тебе идти…
- Почему?
- Для меня необычно, то, что кто-то готов пожертвовать собой ради меня… а тем более ты…
- Я что, такой мерзавец?
- Нет, ты сын Поттера. Ты же знаешь… давняя история…
- Знаю, и что? Для тебя так важно, что было между нашими отцами? Прошло двадцать лет, все поменялось…
- Пожалуй, ты прав…но, мы ведь друзьями все равно не станем…
Я замираю. Почему он так говорит? Все же он презирает меня…все же…
- Ты же говорил, что я тебе небезразличен!- кричу я, нет сил больше сдерживать эмоции.
- Ты запомнил?!- удивляется Малфой.
- Запомнил!
- Я…
- То есть, ты отказываешь от своих слов?!
- Нет… я…
- Черт, зачем ты все это делаешь?! Зачем ты вообще пришел?!- я начинаю кричать все громче…
зверь внутри меня извивается и царапается….
- Я хотел тебя увидеть, удостовериться, что ты в норме… что…
Его голос звучит все более и более растерянно. Странно, ведь он всегда был таким спокойным, таким хладнокровным.
- Удостоверился?!
- Судя по всему- да…- бросает он неожиданно резко. Этот грубый выпад отрезвляет меня. Я бессильно опускаю руки и падаю на подушку.
- Прости…
- Прощаю…
- Скажи правду… только правду… почему ты всегда с пренебрежением ко мне относился, но тем вечером, когда мы ночевали одни, помог мне? Почему ты вдруг стал таким мягким, и проявил такое участие?
- Не знаю… - вздыхает он,- не знаю… просто услышал твои приглушенные стоны…мне стало тебя жаль.
- Ты меня жалеешь.
Это не было вопросом.
- Иногда –да, а иногда нет…
- Что это значит?
- Ты очень сложный человек, неоднозначный, я не знаю, какой ты на самом деле. Но глаза у тебя странные, поэтому я не люблю на тебя смотреть.
- Что не так с моими глазами?
- Понимаешь, Поттер, я живу, учусь, общаюсь с друзьями, играю в квиддич, и мне нравится все, что происходит вокруг, я получаю от жизни сравнительное удовольствие, ну, по крайней мере, когда не ссорюсь с отцом. Но когда я натыкаюсь на твой взгляд, то вижу в нем только боль. Меня моментально с головой накрывает эта твоя безысходность. И я сразу вспоминаю, какой этот мир - дерьмо. Мне становится неуютно в этом мире, который пару минут назад мне нравился, потому что, как оказывается, живя в нем, некоторые люди испытывают подобное отчаяние.
- Неужели у меня такой взгляд? Поэтому ты все это время меня избегал?
- Да… и меня пугает то, что ты так безоговорочно бросился мне на помощь, не раздумывая, закрыл собой! Это отчаяние меня пугает… я хотел бы тебе помочь, но мне кажется, я не справлюсь. Я просто боюсь…
- Прости, Скор…Малфой, но я никогда не думал о том, на что похож мой взгляд…- губы не слушаются, все тело будто камень.
Вот и все… я наблюдаю, как рушится мой мир, он никогда не будет рядом. Он боится меня…
Не в силах больше сдерживать химеру, я перестаю бороться. Малфой все еще сидит на краю моей кровати, когда я вскакиваю, и с усилием передвигая ноги, тащусь к соседней койке. Там, на тумбочке стоит завядший букетик цветов в стеклянной вазе, видно, мадам Помфри забыла убрать, после того, как его хозяин выписался из больничного крыла.
- Поттер, ты куда?!- слышу испуганный голос Малфоя…
- Ты не можешь смотреть на меня…- шепчу я себе,- боишься заглянуть мне в глаза… в них ты видишь боль…
Ваза с грохотом падает на пол и разбивается…
- …. Но если не на что смотреть….
Хватаю самый большой осколок. Тело болит, я чувствую, как кровь снова начинает просачиваться из едва затянувшихся ран.
Ее запах…
… я его хорошо запомнил….
- А если тебе нечего будет бояться?!- кричу я, поворачиваясь к Скорпиусу…- Если не во что будет смотреть?!!!
Он делает рывок, его белая тонкая рука пытается ухватить мою, в которой зажат осколок. Но я оказываюсь быстрее.
Удар…
- НЕТ!!!
Я успел полоснуть осколком по глазам…
И больше я ничего не вижу…
…только чувствую, как горячие кровавые слезы стекают по щекам.
Поразительно, как стало темно, как спокойно. Я не вижу лица Скорпиуса, не вижу света, ничего не вижу… и я полностью спокоен.
Поразительно…я даже не чувствую боли…
… а кровавые слезы все капают и капают на пол…
Холодные руки хватают меня и тянут к себе. Я утопаю в складках мантии Малфоя. Он крепко меня держит, прижимая к груди и я слышу как бешено стучит его сердце.
- Ал, что ты наделал?- шепчет он, голос его подводит.
- Ты же сам сказал, что не можешь смотреть на меня из-за моих глаз, не можешь общаться со мной из – за моего взгляда. И если причина только в этом, то… мне не нужны глаза…
- Ал, что же ты наделал?!- он еще крепче прижимает меня к себе,- У тебя ведь такие красивые глаза…они… они…так печальны, но они…
- Такие же как у отца, и это лишний раз подтверждает, что я правильно поступил…- стараюсь я говорить как можно увереннее. На меня накатывает необычайное спокойствие, я нежно обнимаю Малфоя за талию.
Теперь я точно его не отпущу…
- Ты глупец! Глупец! Ты слышишь? Я не стою того….
- Стоишь!
- Нет, ты не понимаешь. Что говоришь!...
Он так тяжело дышит, а его сердце так сильно бьется.
- Тогда, ночью, я поцеловал тебя, а ты ответил,- говорю я спокойно, мне необходимо это знать,- скажи, ты понял, что это я?
Он молчит… Его руки ослабевают. Тепло уходит, он отстраняется.
- Не молчи…
- Да, я знал…
И это все. И больше ни звука. Я протягиваю вперед руку, пытаюсь найти его в окутывающей меня темноте, но мне сложно, пальцы ловят только прохладный воздух…
- Скорпиус…- шепчу я…- не уходи…. Не….
- Я тут… я не ухожу…- слышу я его тихий голос.
- Если ты знал, что это я, почему ты поддался?
Вместо ответа я снова попадаю в его мягкие объятья. Его руки нежно гладят саднящие раны у меня на спине. Губы нежно касаются моих… Я вздыхаю. Странное чувство, будто с потерей зрения химера тоже исчезла. Я больше не задыхаюсь. Я становлюсь смелее…
Мои руки сами тянутся к его лицу, обвивают его шею…
…я жадно впиваюсь в его губы, и их вкус смешивается со вкусом моей крови.
- Обещай, что не исчезнешь…- шепчу я, еще крепче его обнимая.
- Обещаю…
Мы падаем на что-то мягкое, слышу, как скрипят ножки больничной кровати. Малфой стягивает с меня пижаму. Целует мои плечи, шею, проводит рукой по волосам. Его кожа такая холодная, такая гладкая. Я целую его веки, и понимаю, что он плачет. Только в этот момент я осознаю, как мне жаль, что я не могу видеть его лица.
Что я уже никогда не смогу его увидеть….
- Прости меня…- шепчет он. Его тело напрягается, а пальцы скользят вверх вниз по моим бедрам.
- Ты ни в чем не виноват…
- Если бы я не сказал тебе…
- Ты все сделал правильно, единственное, о чем я жалею, так это о том, что не могу сейчас видеть, как солнце играет с твоими волосами…ах
Я чувствую, как он проникает в меня. Волна наслаждения и боли накрывает с головой. Я прикрываю веками пустые кровоточащие глазницы, и больше ничто в этом мире не кажется мне важным. Только нежное содрогающееся тело Малфоя.
Яркая вспышка в голове…
…. и кажется…
…я теряю сознание…
~~~~~~~~~~~~~~~~~
Это была реальность и в этой реальности ...я был жив.
Что?
Почему?
Я вижу свет, он пробивается сквозь марлевую повязку…это, должно быть…
… сон….
Да, да именно так: сон, в котором я еще помню, как выглядит свет….
Но почему у меня на глазах повязка?
Подношу руки к лицу. И в правду повязка.
- Не трогай,- слышу я голос профессора Бернс,- твоим новым глазам будет тяжело сразу привыкнуть к свету, надо немного подождать.
- Что случилось, профессор,- в смятении восклицаю я,- я ведь…
- Неосмотрительный поступок с твоей стороны, Альбус…- ласково произносит она.
- Но как?!...
- О, - вздыхает она,- ты хочешь знать, почему, после твоего глупого…хм… поступка ты снова можешь видеть?
- Что-то в этом роде…
- Поскольку увечье не было нанесено заклинанием, мадам Помфри и я смогли вернуть вам ваше зрение с помощью магии. Нам пришлось потрудиться, чтобы ваши глаза восстановились…
- А вы…
- Что я?
- Вы еще и колдомедик?!
- Нет, я просто кое- что смыслю в лечебной магии. Признаюсь, и задали вы мне задач за последние три дня…
- Так сектусемпра это…
- Да, я знаю как остановить действие этого заклинания…
- Мне, наверное, повезло, что наш декан такая выдающаяся волшебница…
- И не говорите, Поттер,- снова вздыхает она,- ответе, что же побудило вас совершить такую глупость?
- Уверены, что хотите это знать, профессор?
- Не скрою, мне любопытно…
- Страх, и боль…
- Вот оно что…
- Да…
- Вы так юны, неужели, вы уже успели испытать подобные чувства?...
Я не знаю что ответить…
- Ну…- нарушает она молчание,- надеюсь, что это, по крайней мере, не из-за какой-нибудь юной леди,- я чувствую, она улыбается.
- Нет, профессор, юная леди тут совершенно не при чем…
И я понимаю, что улыбаюсь в ответ….
- Кстати, Поттер, тут к вам гость,- слышу, как Бернс поднимается со стула,- он уже давно прорывается к вам, да я не пускала…теперь, думаю, можете поговорить, но только сильно не утомляйтесь, и ради Мерлина, не трогайте повязку!
- Хорошо, профессор,- выдавливаю я слова благодарности.
Кто это может быть? Может, отец, или Лили? Или, о нет, Джеймс?!
Я упорно отгоняю мысли о Малфое… мне страшно говорить с ним, после того, что произошло…
Профессор Бернс уходит. Через минуту я слышу, как кто-то подходит, тихо ступая по кафельной плитке устилающей пол.
- Привет, Поттер,- говорит Малфой.
Это все-таки Малфой.
Он пришел!
Он здесь со мной… значит…он и не думал меня избегать…
- Здравствуй,- мямлю я…
- Ну, как ты? Профессор Бернс сказала, что глаза удалось восстановить! Черт, я так рад, не простил бы себя, если бы ты навсегда из-за меня ослеп. Какой же я осел. Точно вырву себе когда - нибудь язык.
- Не надо, Скорпиус,- улыбаюсь я, - он тебе еще пригодится…только вот…
- Что?
- Они вернули мне глаза, и теперь ты снова будешь бояться на меня смотреть…
- Ну, я как-нибудь справлюсь со своими страхами,- он садится ко мне на кровать, опирается руками по обе стороны от меня, заставляя прижаться спиной к подушке,- к тому же, я уверен, что новые глаза не будут больше такими печальными…
Я снова чувствую вкус его губ, но в этот раз уже без привкуса крови….
















URL
Комментарии
2011-06-26 в 17:54 

Данна фон Блау
Человек человеку Свет (с) Lumen
*когда-то бетила тексты*

Пробелы ты не любишь после прямой речи... *вздох*

Найденное

Больше ничего не увидел))

А по самому фикусу... Ну, няш, какой-то Ал у тебя сопливо-слезливый, но блин я чую, что ты знаешь (или хотя бы хорошо понимаешь) то, что описываешь... Мне тоже нужно взяться хоть раз описать это. Ощущение, будто в твоей душе наступит твой собственный конец вселенной - твоей вселенной, а мир пойдет дальше.
Короче, нормально. Еще хочу **

     

Urban mystic stories & novels

главная